Райттерапия – реабилитация возможна!

3 февраля 2012

Представляем вниманию читателей интервью с ведущим специалистом Севастополя по райттерапии, доцентом кафедры физической реабилитации Севастопольского экономико-гуманитарного института ТНУ им. Вернадского, руководителем Севастопольского Центра реабилитационной верховой езды Всеукраинского благотворительного фонда «Крона» Романом Пополитовым. Роман специалист пока малоизвестного, но, как утверждают медицинские эксперты – многообещающего и перспективного направления физической реабилитации. Пациенты Центра реабилитационной верховой езды – юные севастопольцы, страдающие детским церебральным параличом и заболеваниями центральной нервной системы. В Центре райттерапевты и лошади делают чудеса – ставят на ноги, учат ходить, словом, дают шанс ребятам жить полноценной жизнью. В числе пациентов Романа Александровича и юные жители Северной стороны.

- Роман, расскажите поподробнее о конной реабилитации, что это такое?
 
- Центр реабилитационной верховой езды занимается реабилитацией детей­инвалидов с органическим поражением центральной нервной системы, преимущественно ДЦП, а также с нарушением осанки, в основном имеющим сколиоз. Нами применяется метод райттерапии или лечение с помощью лошади. В самом понятном варианте – лечебная верховая езда.
 
Райттерапия - это узкая физиологическая специализация ипотерапии. В нашем случае задача райттерапии заключается в том, чтобы побудить самого пациента к активным действиям. То есть, участие пациента в реабилитационном процессе максимально важно.
 
- Как долго вы занимаетесь райттерапией?
 
- Центр существует с 2005 года. Соответственно мы занимаемся реабилитационной верховой ездой с этого времени. На сегодня мы уже отработали седьмой год.
 
- Есть ли спрос среди пациентов на этот вид реабилитации?
 
- Конечно, есть. Судите сами: метод эффективен, райттерапия популяризируется в Украине, к нему растет внимание как со стороны медиков, реабилитологов, так и со стороны пациентов. Сегодня в Севастополе мы работаем с максимальной пропускной способностью, больше мы просто физически пропустить через программу не в состоянии.
 
- Главный вопрос – эффективность методики, какие индикаторы эффективности методики?
 
- Эффективность любой реабилитации – это социализация, интеграция, или реинтеграция человека в общество. Если мы берем группу с органическим поражением нервной системы, как я уже сказал это ДЦП, то индикатором будет приобретение определенных жизненно важных навыков и умений, т.е. тех, которые можно использовать на бытовом уровне: не держал ложку – начал держать ложку, не мог сидеть – начал сидеть, не ходил – начал ходить.
 
Те пациенты, у кого исходное состояние было куда более лучше, те могут говорить о развитии или совершенствовании мелкой моторики, речевых функции, то есть, здесь диапазон индикаторов настолько широк, насколько широка и сложна клиника заболевания. При этом, важно учитывать физические возможности пациентов.
 
- Сколько стоит такой вид реабилитации и за счет чего работает программа реабилитации?
 
- Подобная реабилитация – дорогостоящее удовольствие, так как в программе задействованы и люди – медицинский персонал, конюхи, и лошади. Все эти составляющие процесса терапии – требуют значительного финансового наполнения. Сегодня Центр существует только за счет участия благотворительного фонда, крупных предприятий, бизнесменов. Программа эта не коммерческая и мы существуем за счет благотворительных отчислений в фонд программы. В год программа реабилитации поглощает более 200 тысяч грн.
 
- Как вам удается обеспечить финансирование?
 
- Если программа существует 6 лет, то она не может быть случайной. Когда мы запрашиваем какую-­либо сумму на программу – она обоснована реальными расходами, с учетом максимальной экономии средств. Сам по себе процесс – райттерапия очень затратный: содержание персонала, лошадей, подготовка, дрессура. Это все дорогостоящее удовольствие, но без этого сам процесс будет не возможен.
 
- Я купил лошадь и начал катать детей, страдающих ДЦП - пошло оздоровление?
 
- Если вы не имеете научной и медицинской базы, вы здорово рискуете, а пациентам с такими специалистами просто опасно связываться. Характер лошади может измениться – это раз. Никто не сможет уверенно сказать, в каких условиях содержалась лошадь – это два. Большую роль играют рацион питания, условия содержания, характер отношения. Была ли она подвержена агрессии, использовалась ли в конном прокате рационально или на износ.
 
Безусловно, стартовые моменты оцениваются: экстерьер, смотрятся анатомо­топографические данные лошади, оценивается психологическое состояние. Но надо быть готовым и к тому, что в следующие год­полтора лошадь не приживется в программе и будет подлежать замене. У нас используется пять лошадей, понятно, что они появились не в один год. Повторяю, это долгий кастинг путем практической апробации.
 
- Какую роль играет в этом процессе персонал?
 
- Специалисты, которые работают с лошадью – это люди, имеющие хорошие навыки верховой езды, навыки общения и ухода за лошадью – кормежка, чистка, тренерская работа. Человек, который не может объездить лошадь, протестировать, не может рекомендовать животное к стартовому состоянию. После этой подготовки лошадь тестируется по нашей методике, которую мы разработали. Далее, заключение даем мы – инструктора райттерапии. Профессиональная пригодность лошади определяется по бальной системе. Именно поэтому каждая лошадь вводится в программу очень медленно. Чем менее лошадь знакома пациентам, на ней занимаются маленькие дети, чьи движения просты и не требуют определенных устойчивых проявлений со стороны лошади. Когда доверие к лошади возрастает, она переводиться в группу с более сложными детьми.
 
Что касается персонала, который работает непосредственно с детьми – это все специалисты с высшим образованием. Специалисты по физреабилитации, имеющие сертификат международного образца инструкторов и старших инструкторов по райттерапии.
 
- Как можно стать инструктором?
 
- Во-первых, нужно иметь базовое медицинское образование или специальность физического реабилитатора. Во-вторых, нужно обязательно пройти обучающий теоретико­практический семинар по райттерапии по определенной тематике. В нашем случае мы проводили на базе нашего Центра в апреле 2010 года международный семинар, преподавателями были профессора медицины Тбилисской медакадемии, они же являются членами Европейской райттерапии, и соответственно после окончания семинара, данные документы были выданы участникам семинара.
 
- Отношение медицинской науки к этому направлению реабилитации?
 
- Да этого светлого момента, когда ипотерапия станет полноценной частью медицины очень много времени пройдет. Чтобы это произошло слишком много в сознании традиционных врачей и чиновников госаппарата должно измениться. А это возможно только тогда, когда это будет настолько широко применяться в реабилитационной практике, что пройти мимо будет не возможно, тогда и будет предметный разговор. Сегодня, хоть и набирает оборот, носит характер инициативных групп, которые особо не объединены, нет единой методологии. Это путь саморазвития. Когда он уже состоится, тогда и будет наступление, в хорошем смысле слова, на власть с целью достойного отношения к этому виду реабилитации.
 
- Как относятся севастопольские медики к вашей программе?
 
- Положительно. Во всяком случае, неврологи детские нашего города знают о нашей работе, мы их знакомили и доступ к занятиям первичный дают именно они. Мы сотрудничаем с городской медициной, наше сотрудничество устойчивое, благополучное, ну и с некоторых пор мы начинаем сотрудничать с ортопедами, но и этот путь не быстр.
 
- Ведется ли научная работа в рамках программы?
 
- Научные исследования – это наш конек. И я могу с гордостью сказать, что в Украине среди тех, кто занимается стабильно ипотерапией как методом реабилитации научным обоснованием и научным мониторингом занимаемся только мы. Это делается за счет участия кафедры физреабилитации СЭГИ ТНУ им. Вернадского. Мы всегда анализируем результаты, оформляем в виде тезисов и статей, в том числе с изданием ВАК. Скоро будет выходить крупное учебно-методическое пособие аналогов, которому в Украине нет. Мы подытожили свой опыт шестилетней практической деятельности.
 
- И снова о финансах, а кто в Севастополе позволяет себе финансировать реабилитационный проект.
 
- На данный момент это только стивидорная компания «Авлита», которая уже на протяжении более трех лет поддерживает нашу программу. Компания финансирует систематические поездки детей и их родителей на занятия и обратно. Помимо этого в 2010 году за счет стивидорной компании «Авлита» был полностью заменен дренаж нашего манежа, на котором мы до сих пор вполне успешно работаем. Компания «Авлита» – это самый крупный финансист нашей программы.
 
Нельзя пройти мимо предпринимателей и депутатов. Так предприниматель Эрнес Вафин, приобрел нам в прошлом году специальное медоборудование, без которого не возможно полноценное занятие. Также мы благодарны депутату горсовета Василию Зеленчуку, который в этом году нам приобрел более 2 тонн овса, необходимого для здорового рациона лошадей. Мы надеемся, что в следующем 2012 году те, кто нам помогали в 2011, будут помогать и к этому списку добавятся другие.
 
Ведь основная целевая группа нашей реабилитационной программы – это севастопольские дети. И если мы не позаботимся о них полноценно, то никто кроме нас заниматься этим не будет. Так что это в наших общих интересах.
В связи с этим, хочется пожелать нашим благотворителям удачи в бизнесе и процветания, а нашим пациентам – скорейшей реабилитации и выздоровления. С Новым годом!