«Авлита». Август. Итоги

25 сентября 2009

Август месяц выдался достаточно «жарким» и для сторонников, и для противников
строительства в Севастополе угольного терминала. 

Именно в августе произошел ряд событий, которые наглядно иллюстрируют
состояние проблемы, отношение к ней в городе, а также дают пищу для размышлений
на тему «а чего же следует ожидать в будущем?».

Итак,
по порядку.

Уже несколько месяцев среди севастопольских экологов
и общественных деятелей, которые выступают против строительства перегрузочного
комплекса, циркулировали слухи о том, что «Авлита» якобы получила все
согласования на свой проект и в ближайшее время начнет его реализовывать. Масла
в огонь подлила публикация в Интернете документа – разрешения инспекции ГАСК
в Севастополе на строительство УПК.

Поскольку руководство компании
«Авлита» официально эту информацию не комментировало, то в экологической тусовке
даже начали возникать конфликты между теми, кто клялся, что «лично видел» все
разрешительные документы, и теми, кто считал подобные заявления «истерией»
и «упадничеством». Дескать, ничего еще не решено, будем протестовать
и дальше.

Однако 8 августа в интервью одной из севастопольских газет
генеральный директор «Авлиты» Александр Лагоша озвучил два факта, которые
следует выделить особо. Первое – по его словам «Авлита» действительно имеет
на руках все согласования и разрешения на строительство перегрузочного
комплекса. Второе – строительство УПК начнется осенью 2009 г. Эти заявления
Лагоши следует считать поворотным моментом в теме угольного терминала, поскольку
они открывают новую страницу в истории данного проекта – УПК готов стать
реальностью.

Учитывая важность указанного заявления, можно было
прогнозировать, что оно вызовет бурную реакцию протестующей общественности.
Однако, и главные противники терминала, и городские депутаты, и СМИ очень вяло
отреагировали на слова гендиректора «Авлиты». По крайней мере, на публичном
уровне к их обычной риторике не добавилось ничего нового. А ведь прозвучали
совершенно конкретные вещи, которые можно и, исходя из логики борьбы, нужно было
очень остро комментировать.

В связи с чем создается неоднозначное
впечатление: или противники терминала попросту не заметили интервью Лагоши, или
не восприняли его слова всерьез, или они уже не могут выйти из отработанного
шаблона протестов.

Скорее всего, присутствуют все три момента, которые
были усилены дополнительным фактором: с 7 по 29 августа в Севастополе работал
экологический лагерь против строительства УПК.

За указанное время
участники лагеря провели в городе десяток публичных акций: митинги, флэш-мобы,
костюмированные фотосессии и т.д., чем существенно оживили информационную
картину и позабавили туристов. Однако, если по горячим следам оценить результаты
данных акций, есть сомнения в том, что они были полезными для антитерминальной
борьбы. И вот почему.

Во-первых, подавляющее большинство тех, кто
принимал участие в работе лагеря – несевастопольцы. Более того – они иностранцы,
придерживающиеся анархических взглядов, главным образом – жители России.
Откровенно «гастрольный» характер мероприятия заставил многих севастопольцев
реагировать не на то, что пытаются донести приезжие экологи-анархисты, а искать
ответы на вопросы «зачем и на какие средства весьма своеобразные с виду
представители разных стран пожаловали в Севастополь с протестами?».

На
одном из митингов автор этих строк пообщался с жителями лагеря и, среди прочего,
задал им вопросы примерно следующего содержания: почему местом протестов был
выбран именно Севастополь, а целью — проект «Авлиты», и неужели это более
актуальная проблема, чем существующие экологические проблемы в их родных
городах? Нам действительно было интересно, как возникла идея организовать
лагерь, какие мотивы двигали его инициаторами и участниками.

К сожалению,
ничего внятного в ответ не прозвучало. Один из собеседников вообще весьма смутно
представлял, против чего он протестует, но повторял мантры о тучах угольной
пыли, которые непременно погубят Севастополь. Общий смысл сказанного по сути
сводился к тому, что 1) в Севастополе протестовать комфортно (лето, море,
солнце), и все оргвопросы были решены, поэтому грех не поехать; 2) в России
за подобные протесты можно «загреметь» по полной программе, поэтому надо
реалистично смотреть на вещи.

Не беремся оценивать искренность намерений
анархо-экологов. Уверены, среди них действительно были те, кто «проникся» темой
и стремился уберечь Севастополь от проблемного, по их мнению, объекта. Тем
не менее, общий антураж лагеря породил несколько очень опасных для протестного
движения вещей.

Во-вторых, стало очевидно, что даже при участии внешних
сил и активном трехнедельном «разогреве» публики, противники терминала могут
собрать на свои акции порядка 100 человек. Причем, в массе своей — это одни
и те же лица, которые можно увидеть на протестах против чего угодно. В этот раз
было меньше политической составляющей, левые партии и пророссийские организации
были не так активно представлены. Но на следующих митингах, которые будут
проводить политические силы, уже не будет анархо-экологов, поэтому общее число
протестующих не сильно изменится.

Малочисленность митингующих – яркий
пример того, что севастопольцы, независимо от отношения к проекту «Авлиты»,
не жалуют митинги как форму выражения своей позиции. Честно говоря,
заполитизированные митинги уже всех «достали», что признают даже сами
организаторы подобных мероприятий. Но с каким-то необъяснимым упорством
продолжают их проводить.

В результате достигают противоположного эффекта:
если по результатам опросов и общественных слушаний, которые проводились
противниками терминала, более 90% севастопольцев высказывались против
строительства УПК, то, судя по хилым протестам, складывается обратная картина.
Формируется ложное впечатление, что борьба с терминалом, это удел немногих
маргиналов от экологии и пророссийских радикалов. Естественно, что при таком
подходе борьба не имеет шансов на успех.

Кроме этого, эффектные
постановочные акции участников лагеря, которые создали привлекательную
«картинку» для СМИ, одновременно продолжили работу по выхолащиванию протеста.
Они приучают нас к тому, что театрально-митинговые мероприятия — это все, на что
способны оппоненты угольного терминала, и реально они никак не влияют
на реализацию проекта «Авлиты».

В очередной раз пар ушел в свисток, этот
«свист» все тише, он стал частью нашей повседневности, и все к нему практически
привыкли. А поскольку, как уже было отмечено, митинги иногда становятся
самоцелью, это подрывает веру в целесообразность самих протестов. Приходилось
слышать от своих соседей: ну, приехали, помитинговали, повыступали и уехали.
Ничего не изменилось. Действительно, зачем? Если эффект – ноль.

Но
в данном случае — даже не ноль, а минус. Поскольку за мероприятиями эколагеря
незамеченными остались серьезные вещи – упоминавшееся заявление Лагоши, после
чего возникла новая реальность, на которую нужно реагировать. Раз «Авлита»
начала делать такие публичные заявления, значит она уверена в успехе и готова
идти в бой с «открытым забралом».

Если городские экологи после закрытия
лагеря начнут комментировать сказанное почти месяц назад, мы вправе задать
им вопрос: а почему вы не думали об этом раньше? Ведь «Авлита» точно не сидела,
сложа руки, а работала по плану. А есть ли у вас какой-то план, товарищи
экологи? Время ж идет.
Объективно оценивая ситуацию, следует отметить такие
моменты.

Первое. К концу августа проект строительства перегрузочного
комплекса «Авлиты» готов выйти на стадию реализации. Второе. Протесты против
терминала остаются крайне малочисленными и неэффективными, несмотря на то, что
количество организаций, выступающих против терминала и претендующих на лидерство
в этом процессе, увеличивается.

Третье (следствие второго). Как
справедливо отметил участник одного из городских форумов «приходится
констатировать прискорбный факт. Эффективность борьбы со строительством
терминала обратно пропорциональна количеству различных организаций, в ней
участвующих…» Невооруженным взглядом было видно, что представители
севастопольских организаций и, особенно, их лидеры, не горели желанием бросать
все силы на поддержку акций эколагеря.

Да, все лидеры (Маргарита
Литвиненко, Александр Супрунович, Андрей Мамонов и др.) основных протестующих
организаций присутствовали на митингах, но это было похоже, скорее, на желание
отметиться и посмотреть, что происходит, нежели на стремление помочь добиться
максимального эффекта. Ревность и конкуренцию даже в таком общественно полезном
деле как «защита Севастополя от угольного терминала» никто
не отменял.

Очевидно, протесты против терминала обретут новое дыхание
с началом активной фазы президентской избирательной кампании. Но тогда у многих
протестантов будет еще больше желания продемонстрировать свою личную роль
в процессе. Ни к чему хорошему эта разрозненность не приведет.

Вывод.
В силу различных объективных и субъективных факторов вопрос полного отказа
от строительства терминала фактически снят с повестки дня. Если лидеры
протестной активности будут настаивать на полном отказе от проекта, то с началом
его реализации их поведение будет выглядеть странным, и многие пассивные
сторонники и сочувствующие от них просто отвернутся.

Более реалистичным
в данной ситуации выглядит смещение акцентов: следует добиваться максимального
контроля над процессом строительства УПК со стороны общественных экспертов
с тем, чтобы обеспечить наличие всех необходимых элементов экологической
безопасности объекта. Тогда можно рассчитывать на какой-то результат.

Мы
будем следить за развитием ситуации и информировать наших читателей обо всех
заслуживающих внимания событиях.

Валентин Каховский, ФЛОТ2017