Экологи против «Авлиты»: «Пропало всё!?»

24 сентября 2009

Сентябрь 2009 года — это символический рубеж в дискуссиях вокруг намерений
ЗАО «Стивидорная компания «Авлита» построить в Севастополе угольный терминал.
Примерно год назад в городе началась «вторая антиавлитовская война».

Первое противостояние, разгоревшееся в 2005-2006 гг., с предыдущим владельцем
компании – ливанцем Рафиком Дау – противники угольного терминала «выиграли». По
крайней мере, из-за жесткого и организованного протеста экологов господин Дау
был вынужден свернуть свой проект, в рамках которого планировалось создать
несколько терминалов для перевалки разных грузов.

У этой «победы» есть
признаки «пирровой». Поскольку, во-первых, идея построить угольный терминал не
умерла. А во-вторых, транспортные потоки, которые могли идти через Севастополь,
пошли через другие маршруты, в частности – через Феодосию.

Первые залпы
второй «войны» зазвучали в августе – сентябре 2008 г., после общественных
слушаний в Нахимовском районе, давших позитивную оценку проекту «Авлиты».
Противники терминала считают данные слушания сфальсифицированными. Однако, в
распоряжении «Авлиты» уже есть решения судов, подтверждающие, что все было
законно.

Тем не менее, во время проведения указанных слушаний состоялись
акции протеста, продолжением которых стали многочисленные публикации, эфиры на
ТВ и пресс-конференции. Проблема угольного терминала стала одной из главных в
информационной картине Севастополя.

Началось публичное противостояние
между лоббистами и противниками терминала, длящееся уже год практически без
перерыва. В данном случае – это большой срок, который позволяет судить об
определенных тенденциях и закономерностях.

Тупиковая ветвь
экологии

Факты, имеющиеся на сегодняшний день, дают возможность
сделать такой вывод: стратегия, избранная противниками терминала, оказалась
ошибочной. Неверная оценка реальной ситуации спровоцировала ряд серьезных
просчетов, разрушительное влияние которых многократно усилилось из-за
субъективных противоречий между участниками процесса.

В итоге все это
завело антиавлитовскую борьбу в тупик, выйти из которого практически невозможно.
А если и можно, то, только поставив новые цели, изменив тактику и выдвинув новых
лидеров, поскольку нынешние себя во многом дискредитировали.

Год назад
выступления против универсального перегрузочного комплекса (УПК) напоминали
набирающую ход лавину, готовую смести ненавистный проект. Инициатива была в
руках экологов и политиков, выступавших против строительства данного
объекта.

Они заполонили телеэфир. Минувшей осенью и зимой страницы газет
и интернет-изданий пестрели статьями, просто «разрывающими» несчастный УПК.
Общественное мнение было полностью на стороне борцов с терминалом. Депутаты от
Партии регионов в горсовете нервно курили в кулуарах…

Апогей
антитерминальных выступлений пришелся на январь-март 2009 г. Сначала были
проведены так называемые «общегородские общественные слушания», подавляющее
число участников которых сказали однозначное «Нет!» идеям «Авлиты». После череды
митингов и публичных заявлений наиболее радикальные противники УПК организовали
в марте предупредительный пикет на ж/д путях, ведущих на предприятие. Далее
случился эпизод со сжиганием покрышек перед зданием СГГА..

Однако, с
конца апреля и до сегодняшнего дня антитерминальная активность неуклонно шла на
спад. Если не количественно (было много митингов, автопробеги, эколагерь,
появился сайт, проводились сборы подписей и др.), то качественно – по степени
влияния на город и эффективности. Даже удивительно, как можно было растерять
такое преимущество и свести тему, актуальную для каждого севастопольца, к
эколого-политическому междусобойчику.

Кто-то может заметить, что это
связано с курортным сезоном, а сейчас, мол, все разгорится пуще прежнего.
Позволим себе не согласиться с этой точкой зрения. Ведь в основе тенденции лежат
факторы, которые обусловлены другой, «некурортной»
логикой.

Фактор 1. Ошибочная цель. Год назад на
щит был поднят лозунг «в Севастополе не место угольному терминалу». Ни в какой
форме. Т.е., проект «Авлиты» предлагалось отклонить полностью. Терминала не
должно быть, потому что его не должно быть никогда. Он вредный, опасный, и
вообще ужасный, поскольку «противоречит» идее развития Севастополя как курорта и
«экополиса».

Такая категоричность поначалу зажигала участников борьбы,
которую они сами окрестили «третьей Обороной», но сейчас загнала их в
угол.

Все чаще звучат вопросы: если действовать с этих позиций, то в
городе вообще ничего промышленного строить нельзя. А то, что уже построено –
следует закрыть. Да и военные флоты ситуацию с экологией не улучшают.

А
где же тогда работать? Ведь Россия Черноморский флот активно сокращает, крупных
инвестиционных проектов нет, а в шалманах и теневых гостиницах всех не
трудоустроишь… Плюс называть Севастополь «экополисом» при нынешней ситуации с
канализацией – это просто издевательство.

В итоге началась корректировка
аргументации: угольный терминал - нельзя, а скажем, контейнерный – можно. Корень
зла – угольная пыль, которая якобы «накроет город».

Эта аргументация
пошатнулась после того, как «Авлита» внесла два серьезных изменения в проект:
грейферный способ перевалки угля заменили на полностью закрытый цикл с
судоразгрузочными машинами, а сам крытый терминал углубили на 16 м в землю. В
сочетании с комплексом противопылевых мер, заложенных в проект, потенциальная
угроза стала еще более призрачной.

Если бы экологи сразу избрали тактику
«критики проекта с целью улучшения», то в конечном итоге на чаше весов
оказались бы не максимы «быть» или «не быть», а аргументы «быть, потому
что
» и «не быть, потому что».

Тогда можно было бы вести
дискуссию в таком контексте: «идея построить терминал имеет право на жизнь,
но в данном конкретном случае (в этом месте, в этой форме) ее следует изменить /
дополнить рядом мер экологического, социального характера, потому что минусов
для города на много больше, чем плюсов
».

Сейчас же переход на
подобную позицию будет выглядеть как очевидный проигрыш общественных активистов.
А поскольку аргументов «за» или «не против» терминала становится все больше
(успешное развитие «Авлиты», ее социальные инициативы, ухудшение материального
положения граждан, чрезвычайное положение в городском хозяйстве и др.),
требование противников УПК полностью отказаться от проекта вызывает все большее
недоумение.

Фактор 2. Неверная оценка обстановки.
Главное отличие ситуации 2008-2009 гг. от борьбы с проектом Рафика
Дау в 2005-2006 гг. заключается не в том, что влияние нынешнего собственника
«Авлиты» Рината Ахметова на местную и центральную власть на несколько порядков
выше, а в том, какую роль будет играть терминал в
бизнес-цепочке.

Господина Дау интересовал стивидорный бизнес сам по себе
как очень «вкусное» направление. Ведь даже сегодня в условиях кризиса
подавляющее число украинских портов показывает серьезный рост прибыли, а с
учетом географического положения Украины транзит и перевалка в стратегической
перспективе будут «золотым дном».

В новых условиях УПК «Авлиты» должен
стать не просто объектом перевалочной инфраструктуры, а важнейшим звеном цепочки
«уголь-кокс-металл», в которой задействованы десятки предприятий и сотни тысяч
работников. Это часть системного бизнеса, призванная повысить рентабельность
огромного горно-металлургического холдинга «Метинвест», который по оценкам
аудиторско-консалтинговой компании Deloitte является 3-м по уровню доходов в
рейтинге ТОП-500 крупнейших компаний Центральной и Восточной Европы.

Для
потребностей «Метинвеста» куплены угольные активы в США, «черное золото» из них
уже завозится в Украину через одесский порт. Сейчас нынешних объемов достаточно,
но к моменту окончания модернизации металлургического комбината «Азовсталь» (по
плану закончится в 2015 г.) потребность в импортном коксующемся угле возрастет.
Именно для решения этой задачи, среди прочего, решено строить УПК в
Севастополе.

Согласитесь, ставки совсем другие. Поэтому «Авлита»
Р.Ахметова готова идти на совершенствование проекта (о чем было написано выше),
даже если это приводит к серьезному удорожанию. Готова чистить бухту, плодами
чего может воспользоваться весь Севастопольский морской торговый порт. Готова
вкладываться в инфраструктурные проекты для города (как например, постройка КНС
в Инженерной балке или помощь в строительстве стадиона «Горняк»). Готова
развивать транспортные коммуникации, в частности – железную дорогу. Если сейчас
это затратно, то в будущем должно окупиться.

Поэтому Рафик Дау достаточно
легко сдался, а новые владельцы «Авлиты» будут бороться до конца, используя весь
арсенал средств. В том числе инструментарий «социально ответственного бизнеса»,
что неизбежно улучшит имидж компании и добавит ей сторонников. Противники
терминала, похоже, этого не учли. Ввиду чего, контрмеры «Авлиты», иногда –
достаточно неуклюжие, все равно приносят свои плоды.

Фактор
3. Политизация и маргинализация борьбы.
Если год назад к процессу
борьбы с УПК можно было привлечь широкие массы людей, то «благодаря» «стараниям»
различных сил, которые решили использовать тему для самопиара, противостояние с
«Авлитой» стало уделом откровенных радикалов.

Сейчас наиболее активными
борцами с УПК предстают мелкие пророссийские организации, севастопольские
коммунисты и малопонятные для севастопольцев заезжие анархисты. Согласитесь,
компания не самая приятная. Любой, кто захочет выступить против «Авлиты» (как,
например, поступил Сергей Тигипко), автоматически примыкает к «сонму» указанных
субъектов.

Летом 2009 г. активно зазвучали новые нотки – угольный
терминал стал преподноситься как «инструмент вытеснения Черноморского флота».
Т.е., процесс из экологической борьбы граждан за чистый город деформировался в
политическую агитацию пророссийских маргиналов против украинского
бизнеса.

При такой постановке основная масса севастопольцев предпочитает
пассивно наблюдать за происходящим, о чем свидетельствуют публичные мероприятия
противников терминала – всякий раз они анонсируются как «последний крестовый
поход», но собирают максимум 100 человек.

Самый свежий пример – митинг 19
сентября у входа на «Авлиту», собравший аж … 20 человек. А перед его проведением
организаторы анонсировали, что будут штурмовать предприятие, если к ним не
выйдет руководство… В общем, очередной «пшик».

Очевидно, что политизация
выступлений еще более усугубится на предстоящих президентских и местных выборах.
Но, в любом случае, это будет борьба одних партий против других (другой), а не
дело всего города.

Фактор 4. «Феодальная раздробленность»
среди антитерминалистов.
Сегодня у движения против терминала есть
несколько лидеров – глава Севастопольского общественного экологического совета
Маргарита Литвиненко, глава Совета по вопросу размещения угольного терминала в
Севастополе Александр Супрунович, руководитель организации «Экоправо» Андрей
Мамонов, руководитель общественной организации «Аура» Александр Семенов, депутат
Ленинского районного совета от ПСПУ Ольга Тимофеева, а также полтора десятка
менее заметных персонажей.

Эти руководители, председатели и президенты,
политики и академики уже давно перешли от сотрудничества к открытому
соперничеству между собой за право называться «самым главным борцом с «Авлитой»
и находиться в центре общественного внимания в преддверии местных выборов.
Подтверждение тому – рост числа единоличных и абсолютно бессмысленных «акций
ради акций» без участия соратников по борьбе.

В результате протестные
выступления стали частью повседневной жизни Севастополя. Идея выхолощена, от
призывов выйти на очередной пикет люди просто отмахиваются.

Год назад
участники процесса поясняли «полицентричную» структуру движения тем, что в такой
конфигурации его (движение) нельзя «обезглавить», с ним будет труднее бороться.
Это могло бы стать правдой, если бы противники терминала стали настоящей сетевой
структурой с едиными целями, единым понимание задач и готовностью подавлять
амбиции ради общего дела, а не раскололись на многочисленные
группировки.

В итоге дискредитировать лидеров борьбы с терминалом
оказалось очень легко, потому что среди их номинальных союзников было достаточно
людей, готовых поверить в нечистоплотность коллег-конкурентов и распространять о
них нелицеприятные вещи.

Так, Александра Супруновича на уровне слухов
начали обвинять в алчности и жажде наживы, ссылаясь на его прошлые не очень
прозрачные бизнес-проекты. И эти обвинения «прилипли» к нему. Миф
«Супрунович борется не против терминала, а
за деньги
» прочно вошел в употребление.

Маргариту
Литвиненко «заподозрили» в непомерных политических амбициях. Недавняя акция с
листовками якобы в поддержку ее «блока» только подлила масла в огонь. А
неудачная попытка Маргариты Сергеевны оправдаться путем совместного
пикетирования «Авлиты» 19 сентября с мелкой организацией «Единоросы» продолжает
питать сомнения на тот счет, что затея с листовками и последующие опровержения –
лишь способ привлечь к себе внимание.

Противостояние между лидерами имеет
все основания для углубления, поскольку каждый их них уже почувствовал себя
вождем, каких никаких, а масс. Многие наверняка обнаружили в себе скрытый
потенциал и явное желание руководить судьбами города. Пьянящая иллюзия, что ты в
шаге от, как минимум, кресла депутата горсовета, подталкивает к тому, чтобы
мыслить не категориями общего блага, а потребностями самопиара. Отсюда и
многочисленные бессодержательные акции.

Один из наглядных результатов
стремления «продать себя» – главные экологи, уже год повторяющие одни и те же
тезисы, перестали быть интересными даже для самых лояльных журналистов. Вместо
того, чтобы искать причину в себе, Александр Супрунович, например, обвинил СМИ в
том, что они неправильно освещают тему терминала. А Маргарита Литвиненко на
публичных акциях постоянно повторяет, что доступ к СМИ ей закрыт, поскольку все
медиа якобы «продались» «Авлите».

Даже если предположить, что «Авлита»
«простимулировала» часть редакций, то при таком количестве противоборствующих
партий (собственников медиа) всегда можно найти выход. Обвинять журналистов –
это самое глупое, что можно придумать.

В этой связи следует отметить, что
буквально за полгода отношение целого ряда представителей городского политикума,
экспертных кругов и журналистов к действиям и личностям главных общественных
экологов существенно изменилось в худшую сторону. Многие знаковые люди перестали
их воспринимать, началось отторжение, готовое вылиться в некое подобие
бойкота.

Иногда складывается впечатление, что в городе ощущается
присутствие некой силы, очень аккуратно влияющей на формирование подобной
ситуации.

Новые ростки

В итоге с указанным
багажом проблем лидеры экологов пытаются вернуться к идее проведения
общегородского референдума по проблеме терминала. Этот вопрос будет одним из
главных на собрании, запланированном на 26 сентября.

Референдум мог стать
реальностью зимой, самое позднее – весной 2009 г. на пике антитерминальной
борьбы. Сейчас ситуация другая. Даже если экологам удастся прийти к общим
формулировкам вопросов (что не так просто по причинам, описанным выше), то
возникает проблема: как на практике организовать референдум (решение о его
проведении должен принять горсовет, где доминирует Партия регионов), и как
убедить людей прийти и проголосовать против терминала?

Впереди –
непростая зима. Одни проблемы в коммунальной сфере города могут
дестабилизировать ситуацию. Кто в этих условиях будет всерьез заниматься
референдумом по поводу гипотетической угрозы? Тем более, что «Авлите» есть, что
сказать севастопольцам. Она-то сможет донести свою позицию и убедить многих в
том, что борьба с проектом УПК – это стремление увести от реальных городских
проблем.

А что скажут экологи? В который раз будут пугать заходом 20 тыс.
кораблей ежегодно?

Ситуация неприятна тем, что в общем сумбуре
политико-экологической борьбы тонут важные конструктивные вещи. В очередной раз
повторим тезис: в нынешней ситуации упор нужно сделать не на отрицание, а на
улучшение проекта УПК, контроль на этапе воплощения и дальнейшей
работы.

С самого начала можно было не отбрасывать проект, а ставить
максимальные требования перед инвестором. Нужно было добиться и осуществления
страховки экологических рисков, и серьезного развития социальной сферы на
Северной стороне (например, пара новых детских садиков, станция скорой помощи,
новая больница наверняка не стали бы лишними).

Если же конструктива не
будет, «Авлита» попросту продавит проект в том виде, в котором посчитает нужным.
В условиях деморализованного экологического сообщества и надвигающихся проблем –
это весьма вероятный сценарий.

Ведь пропустили же антитерминалисты
заявление гендиректора «Авлиты» Александра Лагоши, который сказал прямым
текстом: все разрешения получены, терминалу – быть!

Подводя итоги,
отметим, что, на наш взгляд, в нынешнем исполнении (при нынешних формах,
сегодняшних лидерах) борьба с УПК утратила реальные шансы на успех. Экологи
должны что-то поменять, иначе через несколько месяцев они сами станут объектом
нападок со стороны раздраженной общественности, которая начнет подсчитывать
упущенную для города выгоду. А памятником их беспомощности будет новенький
перегрузочный комплекс.

ФЛОТ2017